Трудовой юрист

Блог

date 15 Сен 2019

Простая логика говорит, что чем меньше точек соприкосновения работника с работодателем, а с четырёхдневкой они сократятся как минимум на один день, тем меньше останется поводов для возникновения трудовых споров.

Введут четырёхдневную рабочую неделю или нет – оставим за кадром, а обратим наш пламенный взор на такую категорию юристов и адвокатов, как трудовые.

Кстати, в какой момент трудовой вопрос становится трудовым спором? Или сразу и становится?

Интерес наш будет составлять не плоскость будничных отношений работник-работодатель, а именно судебная плоскость трудовых отношений. Сегодня в правовом поле наличествует такое количество субъектов, призванных защищать права работников, что, казалось, бы трудовые юристы не нужны от слова совсем. Однако то ли эти субъекты не очень заинтересованы в защите трудовых прав, то ли по какой другой причине, но практика показывает, что обращаются всё равно к последним, хотя бы за консультацией. Впрочем, на многих предприятиях есть трудовые юристы, да что там трудовые – просто юристы, по необходимости занимающиеся и кадровыми вопросами. Где-то имеются целые отделы. Они-то и закрывают большую часть трудовых, так сказать, вопросов, как то: предлагают поступающим на работу подписать заявление об увольнении без указания даты составления, задним числом подписать должностную инструкцию или имплементировать в уже подписанную лист с теми обязанностями, которых не было изначально; составить акты о том, чего не было, составить такие задания для работника, которые заведомо невыполнимы, инструктировать свидетелей перед судебным заседанием и много чего ещё интересного и нужного входит в обязанности трудовых юристов. Это, кончено, шутка, и трудовой юрист на предприятии действительно находится под перманентным прессом требовательных работников, ибо множество вопросов поступают именно в связи с поведением того или иного работника. Да и работники попадаются неадекватные и, вдобавок, грамотные не только в плане русского языка, но и юридически подкованные. Токсичные работники – так, кажется, их называют. Однако надо заметить, что не предприятии, где все трудовые вопросы чётко (порой жёстко) регламентированы, токсичные ребята либо превращаются в паинек, либо долго не задерживаются, так как каждого новичка обкладывают инструкциями, правилами, распорядками, обязательствами и прочими бумагами так, что сразу и недвусмысленно дают понять: у нас не разгуляешься. И впрямь: хорошо выверенные кадровая политика и документация в компании даёт много преимуществ перед работниками. Чуть что не так: на выход с вещами, а в суде всех пытающихся восстановиться остужают окончательно, отказывая во всём, в чём только возможно. Но так бывает, если все трудовые вопросы в компании «закрыты». Другой же пласт ситуаций – это когда не закрыто ничего, нет даже должностных инструкций. Трудовой договор – единственное, что есть на руках у работника. И вот тут любой, даже нетоксичный, работник испытает соблазн поиметь что-нибудь поверх зарплаты с незатейливого работодателя. Часто, когда приглашают адвоката, тот только руками разводит: мол, ну что тут поделаешь, если работнику не вменили элементарно трудовые обязанности? В судах всё кончается печально, не в пользу работодателя. Причём часто одно упущение тянет за собой по цепочке другое. Работника восстанавливают, он снова работает, однако ничего, естественно, не подписывает (ибо не должен), его увольняют еще раз и суд его снова восстанавливает. Требуется приложить недюжинные усилия, чтобы не допустить повторного восстановления, и негласное правило о том, что суды, якобы, не восстанавливают одного и того же работника на той же работе дважды – не всегда срабатывает.

Однако оставим этот аспект проблематики и перейдём к другому. Все сегодня знают ТК РФ. Есть просто несметное множество разъяснений в сети, есть судебная практика, но … но всё же в реальности трудовые споры обладают такой особенностью, что каждый раз всё выходит по-разному. Даже почти идентичные ситуации оборачиваются противоположными результатами. Что же, спросите вы, получается, что это просто какая-то непредсказуемая вещь – трудовое законодательство? Трудовое законодательство в действительности вещь полярная: при первом прочтении всё ясно, но при повторном, или более вдумчивом, все постулаты его начинают расплываться. Так вот, дело не в самом ТК РФ, а в конкретных делах и обстоятельствах, которые этим делам сопутствуют. Мы можем взять в пример хотя бы норму об увольнении за неисполнение трудовых обязанностей. Тут вообще какая-то философия получается, когда работник и исполняет, и одновременно не исполняет свои обязанности, либо исполняет их ненадлежащим образом и встаёт вопрос: а с чего это «образ» признан ненадлежащим? Работник говорит одно, работодатель – другое. И у обоих есть аргументы, от которых не отмахнуться. Забавно, да? Вообще, по сути, непредсказуемость она потому тут встречается, что, когда возникает спор о том, выполнил или нет сотрудник тут или иную обязанность, речь идёт, в сущности, об оценке, которая, понятно, у всех разная. Проще, если что-то просто не сделано – и то, сразу возникает сонм вопросов: а должен ли был делать, а мог ли сделать (в состоянии ли был и посильно ли задание) и так далее. Вот в этой кутерьме неясностей призван разбираться адвокат (ну, или юрист). Понятно, что разбираются далеко не всегда, но во всяком случае это довольно интересная тема. Каждый судебный спор, вытекающий из трудовых правоотношений, мало затрагивает правовой аспект ситуации, так как там, как правило, всё более-менее ясно, но почти всегда возникает чехарда с фактическими обстоятельствами: как и что и когда было или не было. А они, факты, есть фундамент для применения к ним уже норм права из ТК РФ. И вот трудовые правоотношения, точнее конкретный спор, часто имеют крайне размытую фактологическую основу, там неясно или можно выявить достаточно косвенным образом, что же было и как это понимать (на деле приходится домысливать, что было так, а не иначе). В сути, ТК РФ предлагает не так уж много инструментов фиксации того, что произошло. Акт, например. Вот актами фиксируют всё, что можно: опоздания, неявки на работу, отказы от чего-нибудь (подписания документов). И если впоследствии содержание акта подтверждается (а чем и кем оно подтверждается – тоже вопрос), то он становится вполне себе документом, доказывающим те или иные положения вещей, факты, принятым судом во внимание. Получается, акт – очень удобный документ, которым можно доказать почти всё! Кстати, на деле так и происходит: вам необязательно реально опоздать или не выйти на работу – за вас это сделают акт и обученные сотрудники из отдела кадров, которые этот акт и подпишут. Вы можете прекрасно себе прийти вовремя, отработать положенное, а потом, попади вы в опалу, выяснится, что вас в тот день на работе не было! Вот, собственно, и акт, подтверждающий это. И подписанты подтвердят! И письма все ваши из почтовой программы исчезнут, и вообще доступа к ней у вас не окажется (это если вы вообще на работе пользуетесь компьютером), а видео-камеры окажутся неактивными, и других свидетелей тоже не будет, а если будут – то признаны будут заинтересованными. И попробуйте потом доказать обратное.

Приказы, записки – всё это тоже своего рода доказательства, однако в силу своей малоинформативности они не всегда имеют вес. Разбираясь во всём этом, именно адвокат, взявшийся за трудовой спор, преподносит суду содержание документов, показаний, записей, трактуя и предварительно оценивая их (как бы намекая суду о том, что из себя представляют те или иные документы и стоит ли их принимать во внимание), что в свою очередь требует немалой вовлечённости адвоката в процесс. Это также требует формирования замкнутой, непротиворечивой и логически выверенной структуры доводов, объединённых в некую общую канву под названием правовая позиция. Правовая позиция, даже будучи сформированной и записанной, далее требует донесения до участников процесса, которые не всегда в состоянии воспринять её содержание и смысл должным образом, а зачастую настроены против того, чтобы она была донесена до суда как таковая. Почему здесь важно иметь навыки участия в процессе, причём именно трудовом? Дело в том, что вменяемая защита интересов доверителя, будь то работник или работодатель, требует от юриста способности быстро и максимально глубоко проникать, изыскивать сутевые моменты ситуации, лежащей в основе трудового спора, и предполагает также способность взглянуть на эту ситуацию сразу под несколькими углами, ибо однобокость рассмотрения почти всегда приводит к провалу всей позиции в целом. Еще более радикальным является то, что именно в трудовых спорах ход рассмотрения может повернуться таким образом, что потребует мгновенной переориентации от трудового юриста, вплоть до отказа от ранее избранной позиции и перехода к иной, и обратно. Таких переходов, чтобы элементарно представить судье парадоксальность, неоднозначность ситуации, доводов оппонента, и тем самым выбить из головы предубеждённость, может потребоваться несколько; однако впоследствии надо суметь вернуться к исходникам. Такая гибкость, точнее способность к гибкости, даже, можно сказать, смелость быть гибким, в процессе рассмотрения трудового спора – нечастое явление. Часто имеет место обратное: абсолютная ригидность представителя, которая при неочевидной правоте трудового юриста настраивает судью против него. Однако и гибкость – вещь довольно опасная, так как можно невзначай запутаться и погрязнуть в этой гибкости будучи обвинённым в неконкретности и отсутствии полярной позиции, а то и вовсе сломаться. Такого рода умение и называется искусством, причём искусством именно адвокатствования (а может, и юриспруденции – привет, Дмитрий Анатольевич! 😊))).

В целом – нужность трудовых юристов можно признать установленной, даже при усечённой рабочей неделе))) Даже не по причине вышеизложенного, а просто в силу того, что такая потребность продиктована психологическими свойствами человека, находящегося в ситуации конфликта, выражающимися в потребности искать себе союзников. Что, однако, не должно позволять трудовым юристам использовать это обстоятельство недобросовестным образом.

Назад


dugin
Напишите мне
Напишите мне
Здравствуйте, меня зовут
Если кратко, моя проблема состоит в том, что
*
Свяжитесь со мной по номеру
или почте
Согласен на обработку персональных данных
*
* - обязательные поля
Заявка отправлена
Ваше сообщение успешно отправлено. В ближайшее время с Вами свяжется наш менеджер