Project lawyer

Usefull

date 14 Sep 2019

Эта, казалось бы, неразрывная со строительством вещь – проектирование – иногда становится объектом пристального внимания заинтересованных лиц и способом неплохо так подзаработать для хитрых юристов-адвокатов.

Вообще, кто знает – то поймёт, что часто бывает крайне затруднительным «отлепить» ошибки проектирования от ошибок строительства, а порой проблемой становится вообще выявить их.

Сам по себе остов отношений по поводу проектирования – договор на выполнение проектных работ – не всегда бывает каким-то непонятным или спорным или содержащим неясные положения. Нет, такого рода договоры в большей массе своей, несмотря на многостраничность, однотипны: там понятно кто, что и как должен сделать и чему всё должно соответствовать. Кто тут защищён? На первый взгляд, все. Но если происходит нечто неприятное (например, рухнуло запроектированное здание), тут начинаются, как водится, поиски виновного. И, кстати сказать, арбитражные разбирательства по поводу качества проектных работ, как мне видится, не такая уж частая вещь. Поэтому адвокату здесь не всегда есть место, где развернуться. Однако если в результате такого (примерного) обрушения пострадали люди – адвокат попадает уже в категорию необходимости, так как уголовные дела возбуждаются в таких случаях легко и непринуждённо, а вот осуждают за просчёты в проектировании как-то по-разному и не всех (вспомните «Трансвааль-парк»). Впрочем, наличие у юриста познаний в проектировании не всегда становится решающим, а иногда вообще – ненужным. Стоит отметить, что в категорию проектировочных споров органично вписываются и те дела, которые возникают по поводу авторского надзора и контроля за строительством, которые осуществляют нередко те же, кто проектную документацию и изготовил. Этот, последний аспект, скорее относится к услугам и носит особый характер, заслуживающий отдельного рассмотрения.

Итак, проектировочные споры возникают, перетекая в судебную плоскость (всё изложенное можно применить и к уголовным делам, где вопрос ответственности поставлен в зависимость от качества всех этапов работ, от проекта до строительства). К сожалению, и тут надо признать, специфика у этих дел почти отсутствует. Почему к сожалению? Вот почему: Схема судебного разбирательства в таких делах стандартна. Фактически, редко какой судья возьмёт на себя ответственность «скреативить». Весь арбитражный процесс сводится к формальной оценке положений договора подряда на проектные работы, в котором обыкновенно исполнитель должен сделать всё по закону и так, как того требуют задание, отраслевые нормы и правила, ну, а заказчик – оплатить. И, если дело действительно упирается в качество документации, вторым делом суд назначает судебную экспертизу, и вот она-то и будет решающим аргументом в пользу того или другого из тяжущихся. Никакой самодеятельности, никаких влево-вправо: что сказал эксперт – то и правда. Зачем тут юрист, зачем адвокат в сфере проектирования? Кажется, не нужен.

Как же быть, если попав в такой спор – кто-то из участников ощущает себя правым и безоговорочно верит в отсутствие критических ошибок в той документации, которая им разработана? Действительно, практика показывает, что даже те эксперты, которых суд выбирает в качестве сторонних специалистов, не в состоянии объективно и на том уровне, на котором техническая документация была разработана, её оценить. Сейчас на рынке проектировщиков работают множество специалистов, как отечественных, так и зарубежных. Не в обиду первым, зарубежным отдаётся преимущество, особенно если речь о глобальных, мега-функциональных сложных строительных объектах. Однако специфика взаимодействия с заказчиками таких крупных проектов в том, что по факту, привлекая отечественных проектировщиков, они используют результаты работ иностранных. Иностранцы передают чертежи российским коллегам, и, если всё проходит гладко – ошибки не закрадываются. Но порой в процессе передачи что-то упускается, теряется, либо уже в ходе строительства возникают сбои, нестыковки, отступления. Так или иначе, отвечает то лицо, которое официально выступило автором, однако … однако здесь и появляются лазейки, используя которые можно обиться от претензий заказчика. Эти лазейки индивидуальны в каждом случае «соус» их подачи зависит от ситуации, а также настойчивости и искусности адвоката, защищающего сторону исполнителя, изготовителя проекта. Особенно учитывая, что, чем крупней проект, тем больше проектировщиков, строителей, подрядчиков и субподрядчиков в нём участвуют, и разделить ответственность бывает совсем непросто.

Кроме того, реальным, сутевым центром такого рода споров как правило выступает не правовой, а технический аспект, заключающийся в нахождении и признании ошибки в технической документации и отыскании недвусмысленной причинно-следственной связи между такой ошибкой и тем или иным убытком для заказчика или кого-либо ещё. А поскольку вопрос об ошибке, тем более ошибке в проекте, бесконечно широк, то тут-то и спотыкаются тяжущиеся, а с ними и суд. Ведь сама постановка вопроса о качестве документации либо об ошибке в ней – если подойти к ней критически – достаточно эфемерна. Впрямь: что считать качественной документацией? Что считать ошибкой? Возможна ли вообще такая категория, как ошибка в проектировании? Ошибка в чём? - в расчётах нагрузок, геометрии оснований, возможности проекта как такового? Ведь ошибки расчётов далеко не всегда тотальны и влекут за собой негативные последствия для здания, сооружения. Сложность строений (зданий) бывает такова, что даже несколько очевидных ошибок проекта нельзя подвести под причину, нельзя выставить в качестве причины того или иного недостатка в построенном здании. Более того, есть и обратная сторона: даже очевидная правильность расчётов нагрузок, правильность геометрии опор и фундаментов, правильность проекта в целом не всегда является гарантией того, что здание будет благополучно стоять (не рухнет полностью, не рухнет его часть, не появятся какие-либо недостатки конструкции и прочее). И поиски виноватых тут могут оказаться бесплодными. Да, здесь действительно можно заплутать, поэтому так необходимо и с облегчением назначают строительные экспертизы, если в деле надо всё-таки разобраться. Но далее. Зачастую проект делает проектировщик, а экспертизу – строитель. Можно дискутировать по поводу разницы профессий, но вот оно, вполне весомое сомнение: может ли проверять строитель проектировщика и насколько выводы такой экспертизы будут правомерны? Стоит отметить, что строительные экспертизы также не всегда в состоянии выявить истинные причины, например, коллапса конструкций или ещё каких-нибудь неприятностей с построенным зданием, если постулируется, что причиной этих неприятностей выступает «неправильный» проект. Часто в проектной документации отыскиваются некоторые нарушения ведомственных сводов правил, нормативов, и это «привязывается» к тому или иному негативному результату без вменяемой аргументации, описания причинной связи, и, что ещё более неприятно, такие «выводы» принимаются на веру судами. В действительности, чтобы выявить, так ли оно на самом деле, требуется недюжинная интеллектуальная работа, вкупе с кропотливым анализом каждого правила, норматива, чертежа, в общем, сопоставление и сравнение, выявление и уяснение смыслов, и вторым блоком – исследование того, что же произошло на практике, в ходе строительства – не были ли там допущены какие-либо приведшие к ущербу ошибки (как нарушения), надлежащие ли использованы строительные материалы; что в исполнительной документации и так далее. Этим не всегда имеют возможность заняться строительные эксперты, однако для юриста, практикующего в сфере проектировочных споров и ведущего конкретное дело – это всегда и везде зацепки, помогающие защитить своего доверителя в судебном процессе. И тут есть ещё один момент: такого юриста не всегда смогут и захотят услышать судьи, так как предлагаемые к обозрению материалы зачастую имеют громадный объём и требуют львиной доли временных затрат, чтобы хотя бы ознакомиться с ними. Тогда как проще всего открыть заключение экспертизы в резолютивной его части и согласиться с выводами, не знакомясь с мотивировкой и фактурой. Но тут уже, как упоминалось, всё отдаётся на откуп стараниям и неугомонности адвоката в области проектирования. Не иначе.

Продолжение следует.

Go back

dugin
Write me
Write me
Hello, my name is
In short, my problem is that
*
Contact me by phone
or mail
I agree to the processing of personal data
*
* - required fields
Application submitted
Your message has been sent successfully. In the near future our manager will contact you